Особенности защиты права собственности: отечественный и зарубежный опыт стран Азиатско-тихоокеанского региона

Written by Super User
Category: INTERNATIONAL LAW Created: Thursday, 17 August 2017 09:50

В статье отмечается положительный опыт в указанной области стран АТР, который может быть применен в нашей стране.

CHEKULAEV Sergey Sergeevich
assistant of Civil law and process sub-faculty of the Law school of the Far Eastern Federal University, postgraduate student of the Higher school law of the Russian Academy of National Economy and State Service under the President of the Russian Federation

KNYSHOV Aleksandr Alexeevich
student of the Law school of the Far Eastern Federal University

FEATURES OF PROPERTY RIGHTS PROTECTION: RUSSIAN AND FOREIGN EXPERIENCE OF COUNTRIES IN THE ASIA-PACIFIC REGION

The present article provides the comparative analysis of domestic system of protection of the property right and the similar system realized in the countries of the Pacific Rim by means of detection of the features and priority ways of her protection corresponding to the specified systems. In article positive experience in the specified area of Asia-Pacific countries which can be applied in our country is noted.

Keywords: APR, Asia-Pacific region, right of the ownership, judicial way of protection, extrajudicial (alternative) way of protection, reconciliation, mediation, arbitration.

Категория собственности и производное от нее право собственности являются сегодня важнейшими правовыми гарантиями, мощным плацдармом для экономики любого государства, основой осуществления предпринимательской деятельности, субъективным гражданским правом. Поэтому формирование эффективной системы защиты института пра­ва собственности, направленной на его охрану, приобретает се­годня все большее значение. В этом плане исследование наибо­лее успешного опыта в области защиты права собственности, с учетом ее особенностей в странах азиатско-тихоокеанского региона, позволило бы перенять и адаптировать прогрессив­ные достижения зарубежного законодательства с целью совер­шенствования отечественной системы защиты права собствен­ности, что свидетельствует о высокой степени актуальности темы исследования. Мы не привнесем ничего нового, отметив, что важнейшей особенностью отечественной системы защиты права собственности является превалирование в ней преиму­щественно судебного способа защиты, который был и остается приоритетным и наиболее действенным механизмом защиты права собственности. Эффективность применения способов судебной защиты основана на том, что суд является органом государственной власти, и, следовательно, исполнение его ре­шений, выносимых именем Российской Федерации, обеспе­чивается аппаратом государственного принуждения. Такая популярность указанного способа защиты явилась одной из основных причин сильной загруженности российских судов, в особенности судов общей юрисдикции, на плечи которых лег­ло разрешение большей части споров, связанных с защитой права собственности, что, несомненно, негативно отражается на качественной стороне отечественного правосудия.

Специально предусмотренные на законодательном уров­не иски, направленные на защиту права собственности (нега­торный, виндикационный, иск о признании права собственно­сти и некоторые иные), призванные по логике законодателя унифицировать и систематизировать всю массу споров о пра­ве собственности с целью автоматизировать и упростить, та­ким образом, работу судов, безусловно, помогли, но не в пол­ной мере справились со своей задачей.

Поэтому отечественный законодатель не ограничился этими средствами судебной защиты, а включил в систему за­щиты права собственности внесудебные (альтернативные) способы, которые более двадцати лет известны современной России. Однако, такие способы защиты права собственности, как самозащита и иные внесудебные способы, применяются крайне редко, что говорит не в пользу эффективного функци­онирования отечественной системы защиты права собственно­сти, в целом.

Институт самозащиты хоть и выделен законодателем в качестве самостоятельного способа защиты гражданских прав в статье 12 части первой Гражданского Кодекса РФ (ГК РФ), од­нако дальнейшую детализацию получил в единственной ста­тье 14 ГК РФ, согласно которой способы самозащиты должны быть соразмерны нарушению и не выходить за пределы дей­ствий, необходимых для его пресечения2. О сущности и поряд­ке осуществления способов самозащиты законодатель умол­чал, оставив этот вопрос на откуп отечественным цивилистам.

При этом, самозащита права не является единственной внесудебной защитой права собственности - круг средств внесудебной защиты шире. Безусловно, с принятием законо­дательства в области альтернативного разрешения споров — Закона РФ «О международном коммерческом арбитраже», Федерального закона «О третейских судах в Российской Феде­рации», изменений в Арбитражный процессуальный кодекс РФ и Гражданский процессуальный кодекс РФ, регулирующих вопросы признания, исполнения и оспаривания третейских решений и другие вопросы, связанные с рассмотрением спо­ров в третейском суде (арбитраже), Федерального закона «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участи­ем посредника (процедуре медиации)» — возможности при­менения способов альтернативного разрешения споров в на­шей стране существенно расширились.

Так, результатом современной крупномасштабной тре­тейской реформы явилось не просто внесение изменений в действующее законодательство о третейских судах, которые бы отвечали современным требованиям диспозитивного ин­ститута гражданского общества, а принятие качественно но­вого законодательства, по-новому подходящего к регулирова­нию третейского разбирательства, основу которого составил Федеральный закон от 29.12.2015 N 382-ФЗ «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Федерации», при­шедший на смену Федеральному закону от 24.07.2002 N 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации». Арбитраж, как и прежние третейские суды, не входит в российскую судебную систему и олицетворяет собой внесудебный порядок разреше­ния споров, в том числе о праве собственности. Функциониро­вание таких институтов призвано разгрузить судебные органы отечественной судебной системы и дать толчок для развития внесудебных способов защиты права собственности.

Помимо новой концепции третейского разбирательства, новое законодательство учреждает и новый институт - инсти­тут содействия третейским судам, который должен поднять уровень доверия к указанному способу защиты, в целом. При­мечательно, что до формирования новой нормативной право­вой базы реального механизма содействия третейским судам в России не было. Хоть стороны третейского разбирательства и наделялись правом обращения к судам отечественной судеб­ной системы, в частности, для содействия в получении доказа­тельств, соответствующая обязанность государственных судов не нашла закрепления в процессуальном законодательстве того времени, которое регулировало исключительно порядок приведения в исполнение и оспаривания решений третейских судов, вынесенных на территории Российской Федерации.

Новые нормативные правовые акты наделяют государ­ственные суды функциями по содействию и контролю за третейскими судами. Так, статья 6 Федерального закона «Об арбитраже (третейском разбирательстве) в Российской Феде­рации» называет компетентным судом органы для выполне­ния определенных функций содействия и контроля в отноше­нии арбитража. Речь идет о государственном суде, которым выполняются функции, указанные в частях 3 и 4 статьи 11, части 3 статьи 13, части 1 статьи 14, части 3 статьи 16 и статье 40 рассматриваемого закона. Эти функции охватывают про­цедуры назначения арбитров, их отвода и прекращения ими полномочий. Помимо указанных функций существенному по­вышению авторитета и привлекательности третейских проце­дур способствует содействие судов в получении доказательств, нормы о котором включены в статьи 30 и 63.1 Гражданского процессуального кодекса РФ (ГПК РФ) и статью 74.1 Арби­тражного процессуального кодека РФ (АПК РФ).

Однако, как показывает практика, институт содействия третейским судам породил больше новых проблем, нежели позволил решить уже назревшие. Наделение государственных судов рассмотренными функциями содействия и контроля идет вразрез с правовой природой третейского разбиратель­ства как внесудебного способа защиты, для которого характер­на диспозитивная процессуальная форма, привлекательные особенности которой играли определяющую роль при выбо­ре третейского разбирательства как альтернативного способа разрешения споров о праве собственности.

Меры дополнительного контроля со стороны государ­ственных судов по факту ставят в подчинение рассматривае­мый институт гражданского общества государственным судам российской судебной системы, в которую они по-прежнему не входят, что, мягко говоря, нелогично.

Кроме того, осуществление государственными судами двух новых производств, связанных с выполнением функций содействия третейскому разбирательству, не только не реши­ло проблему излишней загруженности государственных су­дебных инстанций, а, напротив, только увеличило объем ра­боты государственных судов.

Таким образом, для российской системы защиты права собственности по-прежнему характерен судебный способ на фоне развивающихся способов внесудебной защиты, часть из которых представляют собой гибрид юрисдикционной и не­юрисдикционной форм защиты.

Принципиально по-другому обстоят дела с институтом защиты права собственности в странах АТР.

Так, в Китае в последние 20 лет граждане все чаще обра­щаются за разрешением споров в суды, однако им не принад­лежит лидирующая позиция среди способов защиты вещных права. С одной стороны, это связано с влиянием древних на­циональных традиций, важнейшая из которых заключается в преобладании норм морали над нормами права в урегулиро­вании самых разных аспектов общественной жизни.

С другой стороны, непопулярность судебного разбира­тельства и соответствующего способа защиты права собствен­ности обусловлена и действующим конституционным строем КНР, при котором долгое время считалось, что все принадле­жит государству как общественная собственность; государство и общество были унифицированы, а правительство выступало единственным властным административным ресурсом.

На этом фоне большинство всех споров и конфликтов разрешалось административными методами при незначи­тельной роли суда в них. Обращение в суд считалось постыдным. Не добавляло доверия к судебному способу разрешения споров и низкая квалификация судей. Совокупность этих фак­торов не сделало судебный способ защиты права собственно­сти в КНР основным в системе защиты прав, в целом. Указан­ная позиция легла и в основу Закона КНР о вещных правах, принятого на 5-ой сессии Всекитайского Собрания Народных Представителей 10-го созыва в 2007 г., работа над которым ве­лась около 18 лет. С его принятием впервые с момента при­хода к власти в стране в 1949 году Коммунистической партии частная собственность получает ту же правовую защиту, что и государственная. Указанный закон отдельно посвящает во­просам защиты права собственности 7 статей (ст. 32-38). Ста­тья 32 Закона называет 4 способа защиты права собственности, определяя, что при посягательстве на права собственности правообладатель может урегулировать проблему путем ми­рового соглашения, посредничества, арбитража или судебно­го процесса. Среди названных способов разрешения споров только их рассмотрение в суде относится к судебным спосо­бам. Как мы видим, последовательность перечисления воз­можных способов защиты права собственности законодателем КНР также говорит не в пользу приоритетности судебного способа защиты - он назван последним. Споры на территории КНР могут разрешаться в народных судах, которые являются судебными государственными органами; арбитражах, посред­ством консультаций и урегулирования (аналог отечественного института медиации); в народных правительствах нижней сту­пени; государственных административных комиссиях; а также в народных примирительных комиссиях.

Государственные административные комиссии реализу­ют административный метод внесудебной защиты. Народные правительства и комиссии являются проявлением народно­демократического самоуправления с китайской спецификой, и, в отличие от судебных и административных органов, они не наделены полномочиями по административному или судеб­ному принуждению.

Как справедливо отмечает С. Ф. Литвинова, метод при­мирения, пронизывающий все способы разрешения споров, в КНР наиболее ярко проявляется при разрешении споров в на­родных примирительных комиссиях - специфических органах КНР по разрешению споров между гражданами. Эти ко­миссии создаются в соответствии со ст. 111 Конституции КНР комитетами городского населения и комитетами сельского населения - низовыми массовыми организациями самоуправ­ления, создаваемыми по месту жительства. Основная цель функционирования таких комиссий - примирение спорящих сторон, которое, как правило, выражается в составление миро­вого соглашения в письменном виде, подписанного членами примирительной комиссии, рассмотревшими спор и споря­щими сторонами.

При наличии соглашения, достигнутого в народной при­мирительной комиссии, стороны должны привести его в ис­полнение. Если в процессе примирения стороны не достигли соглашения, либо передумали идти на примирение, любая из сторон может обратиться в первичный орган народного пра­вительства для разрешения проблемы или в народный суд с иском.

В отличие от России мировое соглашение в КНР являет­ся полноценным инструментом внесудебного способа защиты права собственности, поскольку утверждается внесудебным органом - народной примирительной комиссией, в то время, как в нашей стране, утверждение мирового соглашение - ис­ключительная прерогатива суда.

Таким образом, важнейшей особенностью системы за­щиты права собственности в КНР является ее базирование на внесудебных способах защиты, основу которых составляет примирение как метод разрешения споров.

В целом, необходимо заметить, что большинство стран АТР в вопросе защиты вещных прав идут по пути наиболь­шего развития внесудебных способов защиты прав. Наиболее ярко указанная тенденция стала проявляться в области за­щиты прав на интеллектуальную собственность - именно там нормы, регламентирующие альтернативные способы защиты приживаются и развиваются быстрее всего.

Так, в Японии в целях развития внесудебных способов за­щиты прав на интеллектуальную собственность создан Арби­тражный центр интеллектуальной собственности, специально осуществляющий арбитражную процедуру рассмотрения споров, аналогичную отечественной процедуре разрешения споров третейскими судами, и медиацию. Нарастающая по­пулярность такого внесудебного способа защиты прав соб­ственности приводит к выводу, что процесс урегулирования споров, связанных с защитой прав на интеллектуальную соб­ственность в Японии, тяготеет к альтернативным способам разрешения споров.

По аналогичному пути пошел и Сингапур, активно раз­вивая внесудебные способы защиты прав собственности.

Внесудебные способы защиты права собственности со­ставляют базис для таких государств как КНР, Япония, Син­гапур. В свою очередь, в России также прослеживается тен­денция оттеснения традиционных специальных способов защиты права собственности на второй план. Предъявление виндикационного иска представляется собственнику невыгод­ным, а негаторный иск подменяется иском о признании права собственности. На наш взгляд, необходимо исследовать опыт стран азиатско-тихоокеанского региона, где альтернативные способы защиты права собственности наиболее развиты и имеют определенный успех, а также перенять и адаптировать прогрессивные достижения в отечественное законодательство, сделать защиту более выгодной для собственника.

Our Partners

Our projects

SCIENTIFIC ARTICLES

Juornals

Information for authors