Территориальные споры в контексте понимания принципа территориальной целостности

Written by Super User
Category: INTERNATIONAL LAW Created: Thursday, 17 August 2017 06:04

Обозначив названные принципы в качестве основы обеспечения неразделимости конститутивного элемента государства –территории, автор приводит понятие и сущность спорных территорий и территориальных споров.

TEMIRAEV Alan Viktorovich
Ph.D. in Law, associate professor, Federal judge of Industrial district court of Vladikavkaz, Republic Of North Ossetia-Alania

TERRITORIAL DISPUTES IN THE CONTEXT OF UNDERSTANDING THE PRINCIPLE OF TERRITORIAL INTEGRITY

The author describes the normative content of the concept of the principles of territorial integrity and inviolability of borders. Identifying these principles as the basis of ensuring the indivisibility of a constitutive element of the state territory, the author gives the definition and nature of disputed territories and territorial disputes. The author speaks of the need to resolve territorial disputes and comes to the conclusion that the resolution of territorial disputes cannot be achieved without the formation of common approaches to constitutional law and the international legal understanding of the principle of territorial integrity. Among the ways of resolving territorial disputes, the following: the solution of the dispute through negotiations between the parties, recourse to third party mediation, problem solving disputed territory in a judicial proceeding. The more drastic measure of solving this problem is to appeal to the court. The most efficient way of resolving the territorial dispute is the treatment of the disputing parties or by one party to the UN international court. The author's definition of the territorial dispute boils down to understanding it as an unresolved disagreement between two or more subjects of international law (often States) with regard to territorial waters, the continental shelf or state borders to the direct jurisdiction of a subject of international law.

Keywords: state border, territory, territorial dispute, territorial integrity, disputed territories, resolutions of territorial disputes, international law, national legislation.

Современный этап развития международных и межго­сударственных отношений характеризуется стремительным ростом общего количества вооруженных конфликтов, ак­тивным противодействием терроризму, динамичной борь­бой за утверждением примата общечеловеческих ценностей как выражения фундаментальных прав и свобод человека. На этом фоне происходят процессы, связанные с примене­нием силы, попытками реализации народами (нациями) права на сецессию, проявлениями территориальных спо­ров. В этих условиях закономерно возникает угроза целост­ности государственной территории и нерушимости госу­дарственных границ. В связи с этим существует объективная необходимость в добросовестном выполнении субъектами права обязательств, предусмотренных основными принци­пами международного права и обеспечения эффективного правового регулирования вопросов территориальной це­лостности.

Ключевую роль в этом контексте играют принципы тер­риториальной целостности и нерушимости границ, которые на сегодняшний день являются универсальными нормами международного права. Важное значение для определения и раскрытия сущности понятия «территориальная целост­ность» имеют научные достижения ученых-правоведов отно­сительно толкования принципа территориальной целостно­сти государства как одного из основополагающих принципов международного права и конституционного права.

Нормативное содержание принципов территориальной целостности и нерушимости границ, появившиеся в резуль­тате их становления, предусматривает комплексную систему юридических гарантий безопасности целостности государ­ственной территории и нерушимости государственных гра­ниц. Особенность предметной области регулирования указан­ных принципов заключается, учитывая существующие угрозы и вызовы, прежде всего в определении основных прав и обя­занностей государств по уважению территории и границ дру­гих государств.

Понятие принципа территориальной целостности и его современная интерпретация

Территориальная целостность как сущность суверенной территории предусматривает как территориальную, так и по­литическую целостность, которые являются неразрывными понятиями. Очевидный политико-правовой характер терри­ториальной целостности каждого государства вытекает из по­литико-правового характера самого государства. Принадлеж­ность территории определенному государству означает его юрисдикцию (компетенцию государства) в пределах его тер­риториальных границ. Итак, территориальная целостность включает в себя два взаимосвязанных элемента: 1) территори­альную или пространственную целостность; 2) политическую целостность.

Уместно привести позицию Н. А. Баймуратова, кото­рый отмечает, что содержание принципа территориальной целостности государства предусматривает широкие ограни­чения против территориальной целостности или неприкос­новенности. Например, транзит любых транспортных средств через иностранную территорию без разрешения территори­ального суверена является нарушением не только неприкосно­венности границ, но и неприкосновенности государственной территории, поскольку именно она используется для транзи­та. Все природные ресурсы являются составными компонен­тами территории государства, то есть если неприкосновенна территория в целом, неприкосновенны также ее компоненты (природные ресурсы в их естественном виде). Поэтому их до­быча иностранными лицами или государствами без разреше­ния территориального суверена также является нарушением территориальной неприкосновенности. При этом нарушает­ся и игнорируется политическая воля государства, территори­альная целостность и неприкосновенность одновременно.

Для выяснения сущности территориальной целостности необходимо установить, каким образом соотносятся понятия «территориальная целостность» и «территориальная непри­косновенность».

Так, согласно юридическим словарям принцип терри­ториальной неприкосновенности - это принцип признания целостности территории государства и неприкосновенности ее границ. Т. С. Цимбровский видит существенный недостаток предложенной дефиниции в отсутствии разграничения по­нятий «территориальная целостность» и «территориальная неприкосновенность». В свою очередь, Н. А. Баймуратов тер­риториальную неприкосновенность рассматривает шире, рас­пространяя действие этого принципа международного права и на государственную территорию включая ее составными ча­стями (недрами и т.д.).

По мнению некоторых ученых, целостность и неприкос­новенность государственной территории - это две составляю­щие, которые хотя и взаимосвязаны, однако не тождественны элементы одного принципа. Первый включает в себя обяза­тельство не допускать наиболее грубых нарушений: аннексии, оккупации, расчленение территории государства или народа, второй обязывает государство воздерживаться от любых дей­ствий, в том числе и косвенных посягательств на территорию и границы других государств. Н. А. Баймуратов также отмеча­ет, что название этого принципа окончательно не установлено: можно встретить упоминания, как территориальной целост­ности, так и территориальной неприкосновенности.

Т. С. Цимбровский приводит два подхода в теории меж­дународного права по разграничение понятий «территориаль­ная целостность» и «территориальная неприкосновенность». Согласно первому подходу территориальная неприкосновен­ность охватывает не только случаи «расчленение» территории, но и другие виды посягательств на территорию, в частности военную интервенцию или временную оккупацию. На этой основании обосновывается идея, что структурно территори­альная неприкосновенность включает в себя территориальную целостность.

Территориальная целостность, как сущность суверенной территории государства в пределах ее границы, по сути, вы­ступает гарантией верховенства государства, его суверенитета и государственности в целом.

Итак, целостность территории означает ее неделимость, автономность, единство как пространственное, так и полити­ческое.

Принцип территориальной целостности относится к сфере внутригосударственных и межгосударственных от­ношений одновременно. Он призван защитить территори­альную целостность и национальное единство государств от посягательств извне, со стороны иностранного государства и расчленения территории изнутри, в то время как принцип са­моопределения это неотъемлемое право свободно определять свой политический статус, а также свое экономическое, соци­альное и культурное развитие.

Принцип территориальной целостности является од­ним из старейших, ведь признание другого государства не­пременно нарушает требование признания ее суверенитета, верховенства власти на своей территории, а, следовательно, и принципа ее территориальной целостности. В Декларации принципов международного права 1970 г. говорится о том, что первоочередной обязанностью государства является «воздер­жание от любых действий, направленных на нарушение наци­онального единства и территориальной целостности любого государства или страны».

В 1975 г. в ст. IV Заключительного акта Совещания по без­опасности и сотрудничеству в Европе «Территориальная це­лостность государств» участники совещания записали, что они «будут уважать территориальную целостность друг друга ... государства-участники будут равным образом воздерживать­ся от того, чтобы превращать территорию друг друга в объект военной оккупации или других прямых или косвенных мер применения силы в нарушение международного права или в объект приобретения с помощью таких мер или угрозы их осуществления». Во избежание сепаратизма и межэтнических конфликтов в упомянутой нами выше Декларации о принци­пах международного права утверждается следующее положе­ние «Ничто в приведенных выше пунктах не должно истол­ковываться как санкционирующее или поощряющее любые действия, которые вели бы к расчленению и к частичному или к полному нарушению территориальной целостности или по­литического единства суверенных и независимых государств, соблюдающих в своих действиях принцип равноправия и са­моопределения народов, как этот принцип изложен выше, и, вследствие этого, имеющих правительства, представляющие без различия расы, вероисповедания или цвета кожи весь народ, проживающий на данной территории». При этом на сегодняшний день прямым обязательством государств, вы­текающих из этого принципа, является обязательство воз­держиваться от любых действий, несовместимых с целями и принципами Устава ООН относительно: 1) территориальной целостности; 2) политической независимости; 3) единства лю­бого государства.

По содержанию рассматриваемого принципа, в соот­ветствии с нормами международного права выделяют сле­дующие возложенные на государства обязательства: уважать территориальную целостность каждой государства; воздер­живаться от любых несовместимых с целями и принципами Устава ООН действий, направленных против территориаль­ной целостности, политической независимости или единства любого государства-участника; воздержание от превращения друг друга в объект военной оккупации или объект приобре­тения с помощью силы или угрозы силой8. Учитывая указан­ные обязательства, можно сделать несколько выводов.

Территориальная целостность является качественной ха­рактеристикой территории любого суверенного государства, а точнее сущностной характеристикой суверенной территории. Л. Дюги отмечал, что исключительная принадлежность тер­ритории одной коллективности есть необходимой для суще­ствования государства именно потому, иначе коллективность не смогла бы владеть политической властью. Иначе говоря, исключительность территории является условием политиче­ской власти, условием существования самого государства. По мнению ученого, из указанных положений следует вывод о неразделимости территории государства. Территория состав­ляет элемент самой «личности государства» и является неде­лимой, как и эта личность9. Наличие собственной территории является неотъемлемым атрибутом государственности, а не­делимость и целостность - сущностными характеристиками территории суверенного государства. Принцип целостности государственной территории направлен на обеспечение не­разделимости конститутивного элемента государства - терри­тории.

Согласно сути запретов, предусмотренных нормами меж­дународного права, нарушением принципа территориальной целостности признается также посягательство на политиче­скую независимость или единство. По мнению юриста-между- народника А. В. Буткевича, принцип нерушимости террито­рии включает в себя территориальную и личную юрисдикцию, а также предусматривает запрет попыток сецессии и изменения существующих границ. В. П. Федоров тоже обращает внимание на политический аспект территориальной целост­ности. По его мнению, государственную целостность Россий­ской Федерации характеризует территориальная целостность и политическая целостность или политическое (государствен­ное) единство страны. Федеративное устройство России осно­вывается на ее государственной целостности, единстве систе­мы государственной власти, разграничении предмета ведения и полномочий между органами государственной власти субъ­ектов Федерации, равноправии и самоопределении народов в стране (ст. 5 Конституции РФ).

Современное международное право отошло от позиции предъявления народам, которые не являются народами пост колониальных стран, права самоопределения в смысле отде­ления от государства и образования нового государства, тем более, когда мы говорим о национальных меньшинствах, про­живающих на территории страны. Рассматривая, как при­мер, ситуацию в Косово, необходимо отметить, что в данном случае свершился факт признания его суверенитета в полном отрыве от международно-правового понимания принципа территориальной целостности. Представляется, что принцип права народа распоряжаться собственной судьбой, то есть, принцип самоопределения, не может узаконивать ситуацию раскола государства и самопровозглашения независимости национальными меньшинствами, проживающими в таком государстве. По международному праву только эффективный и длительный во времени непрерывный контроль над тер­риторией может дать повод к признанию такой территории спорной и инициировать обсуждение проблемы территори­ального спора на международном уровне. При этом, конечно, по молчаливому согласию первоначального государства, или при отсутствии ее протеста. Резолюция Совета Безопасности ООН 1244 подчеркивает именно принцип территориальной целостности государств и говорит о возможности решения подобных вопросов только мирным переговорным путем. Именно поэтому европейские страны, признав самопровоз­глашенное государство Косово, вынуждены повторять утверж­дение обисключительности подобного случая и его непреце- дентности. Эта ситуация опасна с любой стороны, ведь такое сознательное нарушение принципов международного права даже с провозглашением непризнания его как прецедента, является юридическим фактом, который имел место и создал ситуацию, которая дает все основания в будущем иметь свое продолжение и повод для каждого государства, независимо от курса его внешней политики использовать аналогичный вари­ант развития событий.

Понятие и сущность спорных территорий и террито­риальных споров

Еще со времен появления первых древних государств, правителями этих государств заявлялись территориальные претензии правителям сопредельных держав, что порой и чаще всего становилось причиной войн. В последующем исто­рическом развитии проблемы спорных территорий решались чаще всего силовыми способами, а не путем переговоров.

В настоящее время во всем мире насчитывается значи­тельное число спорных территорий. Например, в Европе на­считывается 25 территориальных споров, в Северной Амери­ке - 9, в Центральной Америке - 8, в Южной Америке - 12, в Африке - 49. Больше всего территориальных споров отмечено в Азии, Океании и Австралии - 75.

С участием России можно выделить 8 территориальных споров, из них самый известный - принадлежность южной гряды Курильских островов (спор между Россией и Японией). Территориальный захват Крыма также можно отнести к чис­лу самых острых последних территориальных споров между Россией и Украиной. Такое большое число территориальных споров свидетельствует о том, что международно-правовой механизм разрешения таких споров недостаточно эффекти­вен, а потому требует отдельного рассмотрения.

Рассматривая понятие спорных территорий, следует от­метить различие между данным термином и территориаль­ным спором. Сам по себе территориальный спор предпола­гает существование определенной территории (акватории), на которую могут претендовать два или более субъекта междуна­родного права, чаще всего, государства.

Правильное определение спорной территории необходи­мо для того, чтобы правильно и однозначно определить пред­мет международного разбирательства по поводу спорных тер­риторий.

Иногда объектом такого спорам могут быть даже относи­тельно небольшие территории, например, село Переви (спор между Россией и Грузией) или крупные по площади террито­рии, например, спор между Тибетом и КНР. В качестве объек­та территориального спора может выступать и континенталь­ный шельф (например, континентальный шельф в восточной части Мексиканского залива за пределами 200 миль).

Ряд авторов в качестве объекта территориального спора рассматривают не только территорию (акваторию), но и участ­ки государственных границ. Такое расширение объектов тер­риториального спора обосновано тем, что государства в своих территориальных претензиях стремятся как можно более чет­ко определить линии государственной границы на политиче­ской карте.

Итак, территориальный спор можно рассматривать как неурегулированное разногласие между двумя или более субъ­ектами международного права по поводу территорий, на ко­торые могут одновременно претендовать спорящие стороны.

А. С. Орлов рассматривает территориальный спор как синоним понятий «территориальный конфликт» и «террито­риальные разногласия». Например, в ст. 33, 34 Устава ООН используется понятие «ситуация», которая «может привести к международным «требованиям» или вызвать «спор».

В литературе имеются подходы к сущности территори­ального спора через понятие «территориальный интерес». Иными словами, неурегулированные территориальные ин­тересы является основой для возникновения территориаль­ного спора. Между тем, само понятие «интерес» в междуна­родном праве как-то неясно и расплывчато. Так, например, у КНР имеется территориальный интерес к Дальнему Востоку России, но территориальный спор от этого не возник. Следо­вательно, территориальный интерес можно рассматривать не как причину территориального спора, а как более основу для его возможного возникновения в будущем.

Представляется, что разграничение указанных выше по­нятий не столь важно, поскольку существование самого спо­ра между субъектами международного права предполагает, что сам международный конфликт возник по поводу при­надлежности определенной территории к государственной территории, и эта территория международным правом не признается, как принадлежащая определенному государству. Констатация спора, как территориального является поводом для применения международных механизмов по его разреше­нию. Непризнание такого спора, как территориального, ис­ключает применение такого механизм. Например, ситуация с Крымом официально юридически территориальным спором не признается, следовательно, механизм по его разрешению не определен.

Многие исследователи считают, что для возникновения территориального спора наличие лишь односторонней пре­тензии одного государства недостаточно. Нужны взаимные претензии или отклонение противной стороной заявленной претензии. Отсутствие таковых не может юридически конста­тировать наличие территориального спора. Данный вопрос в научной литературе не решен, хотя представляется, что для возникновения территориального спора достаточно односто­ронней претензии, если она обращена в орган по решению такого спора.

Можно согласиться с мнением, высказанным А. С. Ор­ловым, который считает, что даже односторонняя претензия, определенным образом воспринятая другой стороной (напри­мер, отклоненная или принятая) свидетельствует о возник­новении территориального спора. Данное положение уже важно в силу того, что сама претензия и факт ее отклонения являются предметом доказывания, если спор будет передан на рассмотрение в определенный орган или иному посреднику.

Независимо от того, контролируется ли данная террито­рия определенным государством и признается в качестве го­сударственной, или нет, решение данного спора определяется тем, что, как мировое сообщество или иные государства будут воспринимать данную территорию.

Причины решения проблем спорных территорий

Говоря о спорных территориях, следует отметить необхо­димость урегулирования данного спора. Необходимость тако­го урегулирования обусловлена следующими причинами, о которых писал А. С. Орлов и другие исследователи данного вопроса.

Во-первых, наличие территориального спора предпола­гает наличие спорной территории с проживающим на ней населением, обладающем правами, в том числе, гражданскими (гражданство, защита от военного вмешательства). Например, можно многое говорить о принадлежности Крыма России в силу исторических и фактически объективных обстоятельств. Но эти обстоятельства важны для России, а не для мирового сообщества.

Резолюцией ГА ООН A/RES/68/262 о территориальной целостности Украины, принятой 27 марта 2014 года в резуль­тате открытого голосования на 80-м пленарном заседании 68-й сессии ГА ООН, подтверждается суверенитет и территориаль­ную целостность Украины в ее международно-признанных границах и не признается законность какого бы то ни было изменения статуса Автономной Республики и статуса города Севастополь, основывающегося на результатах общекрымско­го референдума, состоявшегося 16 марта 2014 года, посколь­ку этот референдум, согласно данной резолюции, не имеет законной силы. Из 193 стран — членов ООН 100 высказались «за», 11— «против», 58 стран «воздержались» и 24 страны не голосовали.

Таким образом, ООН, рассматривает Крым как часть тер­ритории Украины, а не России. Здесь имеет место террито­риальный спор, в котором в наименее выгодном положении оказывается население, проживающее на этой территории. Возникают вопросы, что будет с населением, проживающим в Республике Крым, если Россия перестанет контролировать Крым? Утратят ли де-факто жители Крыма российское граж­данство, сможет ли Россия защитить их права? Чтобы таких вопросов не возникало, территориальный спор подлежит разрешению, прежде всего, не для удовлетворения интересов государства, а для защиты прав граждан, проживающих на спорных территориях.

Во-вторых, на спорных территориях велика опасность возникновения очагов социальной и военной напряженности, активизации преступности, чрезмерной милитаризации та­ких территорий.

Спорные территории по причине ослабленности и неу­регулированности их статуса становятся местом возможного силового конфликта, как наиболее удобного и простого спо­соба решения спорного конфликта. В силу данного обсто­ятельства все большее внимание международного сообще­ства должно быть приковано к проблеме цивилизованного разрешения территориального спора. Однако эффектив­ность данных мер в силу большого числа территориальных споров, к сожалению, в настоящее время оставляет желать лучшего.

Учитывая то немаловажное обстоятельство, что терри­тория является материальной основой существования любо­го государства, рассмотрим имеющиеся в теории и практике международного права способы решения территориальных споров.

Способы разрешения территориальных споров

Наличие спорных территорий предполагает существова­ние определенного механизма по его разрешению.

Самый оптимальный механизм разрешения территори­ального спора - это решение спора посредством переговоров между спорящими сторонами.

Однако чаще всего стороны не могут договориться по по­воду спорных территорий и обращаются к третьей стороне (посреднику) или в суд.

Обращение к третьей стороне или посреднику считается наименее болезненным для сторон способом, нежели обра­щение в суд. Чтобы решить проблемы спорных территорий стороны прибегают к добрым услугам и посредничеству. До­брые услуги можно определить, как действия государств или международных организаций, которые не участвуют в терри­ториальном споре. Цель данных действий - установление или возобновление прямых переговоров между спорящими сторо­нами.

В отличие от добрых услуг в процессе посредничества третья сторона, не заинтересованная в результатах разреше­ния спора, предлагает собственный способ решения террито­риального спора, в том числе, посредством проведения пере­говоров и заключения соглашений.

Недостатком данного способа решения проблем спорных территорий является то обстоятельство, что сам по себе спор не решается, а предлагается лишь услуга третьей стороны, ко­торая может способствовать разрешению проблем спорной территории. Между тем, третья сторона в силу своей незаин­тересованности может оказать существенную помощь споря­щим сторонам посредством советов, консультаций, перегово­ров, предоставив своих специалистов, оказывая материальную и юридическую помощь. Эффективность данного способа весьма низка, поскольку, как правило, третьи стороны не пред­принимают чрезмерных усилий для разрешения спора и обе­спечения условий достигнутых договоренностей.

Более радикальной мерой является решение проблем спор­ной территории в судебном порядке, то есть посредством пере­дачи спора в судебный арбитраж.

В арбитраже спор решается только в заданных рамках. Решение, выходящее за пределы предоставленной компетен­ции, может быть аннулировано, за исключением споров «ex aequo et bono» по справедливости и доброй совести. Так, при переговорах и посредничестве, стороны могут в конечном сче­те отказаться от принципиального решения территориально­го спора на определенном участке и решить установить новую границу на основе обмена какими-то участками территории или на какой-либо иной основе. В арбитраже такие вариации исключаются, ибо решение арбитража отвечает только на тот вопрос, который поставлен, и это решение является обяза­тельным для сторон.

Достаточно эффективным способом решения террито­риального спора является обращение спорящих сторон или одной из сторон в Международный суд ООН.

При решении территориального спора, как и при реше­нии любого спора, возникает проблема выявления истинного положения вещей. Идеальным является случай, когда, иссле­дуя все доказательства и утверждения сторон, можно уста­новить коренную ошибку и определить виновную сторону. Однако на практике так бывает не всегда, и территориальные споры в этом отношении дают много примеров чрезвычайно сложных и запутанных ситуаций, где к юридическим вопро­сам добавляются серьезные политические проблемы. В этих сложных условиях для решения территориальных споров применяются различные нормы и концепции международно­го права, которые способствуют как определению границ, так и установлению принадлежности территорий.

Для эффективного решения проблем спорных террито­рий необходимо, чтобы территориальные претензии были выражены конкретно и однозначно, был четко определен предмет и объект спора. Из всех способов решения террито­риального спора наиболее эффективным механизмом следует признать сегодня обращение сторон в Международный суд ООН.

Обобщая изложенное, можно сформулировать следую­щие выводы.

Рассмотрение сущности территориального спора по­зволило определить его как неурегулированные разногласия между двумя или более субъектами международного права (чаще всего, государствами) по поводу принадлежности тер­ритории, акватории, континентального шельфа или участка государственной границы к непосредственной юрисдикции того или иного субъекта международного права.

Для возникновения территориального спора достаточно заявления территориальной претензии одной стороной и ре­акции на эти претензии другой стороны спора в виде отклоне­ния претензии или предъявлении встречной претензии. Такие претензии служат предметом доказывания в случае междуна­родного разбирательства.

По причине того, что спорные территории выступают материальной основой любого государства, а также в силу опасности у спорной территории стать очагом военной и со­циальной напряженности, важны правовые способы решения проблем спорных территорий.

Международное разбирательство по территориальным спорам включает ряд международных механизмов, из числа которых судебный механизм разрешения спора играет все большее значение. Существование немалого числа неурегули­рованных территориальных споров доказывает, что такой ме­ханизм должен работать еще более эффективно. Если добрые услуги и посредничество дают спорящим сторонам лишь шанс решить спор собственными силами, то Международный суд ООН и арбитраж эти шансы значительно повышают. В то же время отсутствие последовательной и единообразной су­дебной практики свидетельствует о том, что в настоящее вре­мя понимание правовых принципов - критериев разрешения территориальных споров не до конца сформировано.

Следует обратить также внимание на отсутствие четкого понимания самого территориального спора. Неопределен­ность структуры спора (сторон, объекта и предмета) значи­тельно затрудняет его разрешение. Требуется однозначно и недвусмысленно определять содержание и структуру спора, более четко формулировать территориальные претензии про­тивной стороны.

Исходя из практики существования и взаимодействия со­временных государств друг с другом, а также потребностей в территориально-структурных изменениях внутри государств, можно сделать вывод о том, что разрешение территориаль­ных споров недостижимо без формирования общих подходов к конституционно-правовому и международно-правовому по­ниманию принципа территориальной целостности.

Our Partners

Our projects

SCIENTIFIC ARTICLES

Juornals

Information for authors