Экономическая деятельность, имущество как объекты защиты Европейским Судом по правам человека

Written by Super User
Category: INTERNATIONAL ECONOMICAL LAW Created: Tuesday, 05 September 2017 06:58

В рамках исследования указанного принципа уточняется термин «экономическая деятельность», выявляются обязательные критерии рассматриваемого понятия.
Показывается взаимосвязь правового содержания свободы экономической деятельности и понятия «имущество» в практике Европейского Суда по правам человека. На основе анализа решений ЕСПЧ аргументируется позиция о признании Судом права человека использовать имущество в качестве ресурса для осуществления экономической деятельности.

CHERNOVOL Kirill Alexandrovich
postgraduate student of Constitutional and administrative law sub-faculty of the Law faculty of the National Research University "Higher school of Economics"

ECONOMIC ACTIVITY, PROPERTY AS OBJECTS OF PROTECTION BY THE EUROPEAN COURT OF HUMAN RIGHTS

The article presents the constitutional principle of freedom of economic activity within the set of values warranted by the European Convention on the protection of human rights and fundamental freedoms. Within the analysis of the named principle, the term “economic activity” defined, and its key criteria discussed. It shows a mutual connection between a legal substance of freedom of economic activity and the term “possessions” within case-law of the European court of human rights. On the ground of the ECHR decisions, the position proposed that the Court acknowledges the human right to use one’s possessions as a resource for conducting economic activities.

Keywords: freedom of economic activity, possessions, Convention on the protection of human rights and fundamental freedoms, the decisions of the European court of human rights.

Свобода экономической деятельности - один из осново­полагающих конституционных принципов, согласно которо­му «каждый субъект вправе избирать для себя произвольную форму экономической, хозяйственной деятельности, кроме запрещённых законом». Как отмечается в российской право­вой доктрине, на данном принципе строится российская кон­ституционно-правовая модель взаимоотношений публичной власти и бизнеса. Она основывается на признании объективно существующих пределов регулирования публичной властью предпринимательской деятельности. Данный принцип явля­ется, среди прочего, основой для общедозволительной функ­ции права на осуществление экономической деятельности, закреплённой в ч.1 ст. 34 Конституции РФ: каждому «дозво­лено использовать свои способности и имущество для пред­принимательской и иной не запрещённой законом экономи­ческой деятельности». Обратим внимание на формулировку «каждый», посредством которой указывается на то, что данная конституционно-правовая ценность относится к основным правам и свободам человека. Вместе с тем, представляется проблемным вопрос определения места свободы экономиче­ской деятельности в системе общепризнанных прав человека, гарантированных, в частности, Европейской конвенцией о за­щите прав человека и основных свобод и Протоколами к ней (далее - «Европейская Конвенция», «Конвенция»). Непосредствен­ное закрепление такой свободы, с акцентом на право каждого осуществлять экономическую деятельность, в указанном до­кументе отсутствует, что, в силу положений ст. 53 Конвенции, не может быть истолковано как ограничение или умаление свободы экономической деятельности. Представляется, что га­рантия данной свободы может быть «выведена» из положений Конвенции путём анализа актов официального толкования и применения положений Конвенции - согласно ч.1 ст. 32 Кон­венции, все вопросы, касающиеся такого толкования и при­менения находятся в ведении Европейского Суда по правам человека (далее - ЕСПЧ, Суд). Отметим, что, хотя в практике ЕСПЧ применяется термин «economic activity», официаль­ного толкования или раскрытия данного термина Суд не осу­ществлял. Таким образом, в целях определения места свободы экономической деятельности в системе прав, гарантирован­ных Европейской Конвенцией представляется необходимым решить следующие задачи: определить содержание эконо­мической деятельности в российской доктрине и выявить содержательные признаки данного понятия в качестве объектов защиты в решениях ЕСПЧ.

Определим содержание термина «экономическая дея­тельность». Согласно введению к Общероссийскому класси­фикатору видов экономической деятельности, утверждённому Приказом Росстандарта от 31 января 2014 года № 14-ст, «эко­номическая деятельность имеет место тогда, когда ресурсы (оборудование, рабочая сила, технологии, сырьё, материалы, энергия, информационные ресурсы) объединяются в произ­водственный процесс, имеющий целью производство про­дукции (предоставление услуг). Экономическая деятельность характеризуется затратами на производство продукции (то­варов или услуг), процессом производства и выпуском про­дукции (предоставлением услуг)». Исходя из анализа данного определения, разработанного и представленного Министер­ством экономического развития Российской Федерации, в содержание экономической деятельности входят следующие элементы:

  1. Объединение ресурсов в ходе производственного про­цесса, целью которого является производство продукции или предоставление услуг;
  2. Затратный характер процесса производства продукции или предоставления услуг;
  3. Наличие результата в виде выпущенной продукции или предоставленной услуги.

В научной литературе не выработано единых позиций о понятии и содержании экономической деятельности. Так, И. В. Ершова и Г. Д. Отнюкова указывают, что «экономическую деятельность можно определить как воспроизводственную де­ятельность, объединяющую такие стадии, как производство, распределение, обмен, потребление». Такое определение ис­пользуется экономистами для описания «кругооборота», со­вершаемого экономическими благами: производство, то есть процесс создания полезных продуктов; распределение - раз­деление труда в процессе производства, а также дохода, по­лученного в результате созидательной деятельности; обмен, включающий в себя как процесс обмена в ходе производства (знаниями, деятельностью), так и обмен продуктами труда; потребление - процесс расходования экономических благ в ходе производства (производительное потребление), а также в ходе удовлетворения потребностей людей (непроизводитель­ное потребление)7. Отметим, что под «благом» понимается «всё то, что удовлетворяет потребности людей, отвечает их це­лям и устремлениям».

В. А. Холодов понимает экономическую деятельность как «процесс преобразования ресурсов в продукт для удовлетворе­ния как производственных, так и непроизводственных потреб­ностей общества и его членов». В качестве характерных черт экономической деятельности данный автор указывает про­исхождение такой деятельности из существования товарного производства и рыночной организации экономики, а также воплощения такой деятельности в производстве товаров, вы­полнении работ и оказании услуг материального характера.

Н. Е. Борисова определяет экономическую деятельность как «участие людей в производстве распределении, перерас­пределении материальных и иных благ для удовлетворения своих потребностей». Важными элементами такой деятель­ности называются «ресурсы, труд, капитал, товарно-денежные отношения».

О.  М. Олейник рассматривает экономическую деятель­ность как «один из видов экономической активности человека, форму участия индивида в общественном производстве и спо­соб получения средств для обеспечения жизнедеятельности его самого и членов его семьи».

С. В. Белых, обобщив позиции С. Э. Жилинского, А. Н Кокотова и М. И. Кукушкина, а также Е. П. Губина и П. Г. Лахно, определяет экономическую деятельность как хозяйствен­ную «активность индивидов, их объединений по производству, распределению, перераспределению и потреблению матери­альных благ, в рамках товарно-денежного обмена, предпосыл­кой которой является владение, пользование и распоряжение данными благами для удовлетворения собственных и чужих материальных потребностей».

Обратим внимание, что неотъемлемым элементом осу­ществления экономической деятельности является исполь­зование ресурсов. И. Л. Бачило указывает, что использова­ние ресурсов является необходимым системообразующим условием организации любой целесообразной человеческой деятельности - в том числе экономической. В свою очередь, под ресурсами в словарном определении данного термина по­нимаются «ценности, запасы, возможности, денежные сред­ства, источники средств, доходов». Как отмечает А. Н. Про­копенко, ресурсы могут существовать независимо от человека (например, природные ресурсы) или создаваться человеком. Любое производство основывается на использовании, преоб­разовании природных ресурсов. Сфера услуг использует как материальные, так и человеческие ресурсы. Человек в про­цессе собственного развития использует информационные ресурсы. В процессе производства или образования создаются соответственно материальные и человеческие ресурсы. С эко­номической точки зрения под ресурсами понимаются «факторы, используемые для производства экономических благ». Представляется, что наиболее близким к обобщённому терми­ну «ресурс» в конституционном праве является термин «иму­щество», используемый, в частности, в ч.1 ст. 34 и ч. 2-3 ст. 35 Конституции РФ. Как отмечает З.К. Кондратенко, в конститу­ционно-правовом смысле указанное понятие «...включает в себя любое имущество, связанное с реализацией права част­ной и иных форм собственности, в том числе имущественные права, включая полученные от собственника права владения, пользования и распоряжения имуществом, если эти имуще­ственные права принадлежат лицу на законных основаниях; вещные права и права требования, в том числе принадлежа­щие кредиторам (в рамках конкурсного производства); такие имущественные права, как право постоянного (бессрочного) пользования или пожизненного наследуемого владения зе­мельным участком; имущественные права требования, в част­ности требование к акционерному обществу на участие в рас­пределении прибыли». В практике Конституционного Суда РФ понятие «имущество» охватывает, в частности, вещные права и требования, законные интересы лиц21. Понятие иму­щества в практике российского конституционного правосудия определяется с учётом положений ст.1 Протокола № 1 к Ев­ропейской конвенции прав человека и основных свобод (далее - ст.1 Протокола № 1).

Проанализировав приведённые позиции, определим эле­менты, составляющие понятие «экономическая деятельность»:

  1. Системность действий;
  2. Постоянство и длящийся характер осуществления;
  3. Направленность на производство экономических благ с целью удовлетворения потребностей человека;
  4. Затратный характер деятельности, выражающийся в использовании субъектом ресурсов.

Анализ практики ЕСПЧ с целью выявления приведённых признаков - по отдельности и в комплексе представляет собой исследовательскую задачу, требующую решения в рамках от­дельной работы. В настоящей статье обратим внимание на ис­пользование ресурсов как обязательный признак экономиче­ской деятельности. Как было указано выше, наиболее близким к обобщённому термину «ресурс» в конституционном праве представляется термин «имущество», применяемый с учётом статьи 1 Протокола № 1 к Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод.

Согласно положениям указанной статьи, «[к]аждое фи­зическое или юридическое лицо имеет право мирно пользо­ваться своим имуществом. Никто не может быть лишен сво­его имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами междуна­родного права.

Предыдущие положения не умаляют права государства обеспечивать выполнение таких законов, какие ему представ­ляются необходимыми для осуществления контроля за ис­пользованием собственности в соответствии с общими интересами или для обеспечения уплаты налогов или других сборов или штрафов».

По вопросу применения данных положений ЕСПЧ в деле James and others v. United Kingdom сформулировал позицию, со­гласно которой статья 1 Протокола № 1 «включает в себя три чётких нормы. Первая, которая является общей по своему характеру, утверждает принцип беспрепятственного поль­зования собственностью; он выражен в первом предложении первого пункта. Вторая норма касается лишения имущества и оговаривает это рядом условий; она приведена во втором предложении первого пункта. Третья норма, содержащаяся во втором пункте, признает, что государства - участники име­ют право, среди прочего, контролировать использование соб­ственности в соответствии с интересами общества, вводя такие законы, которые они считают необходимыми для этой цели».

При рассмотрении вопроса о толковании Европейским Судом по правам человека ст. 1 Протокола № 1 представля­ется обязательным анализ позиции по делу Iatridis v. Greece. Рассмотрим вкратце фабулу дела. Заявитель по данному делу с 1978 года владел на праве аренды кинотеатром под откры­тым небом, находившемся на земле, право собственности на которую оспаривалось органами власти. В 1988 году в отноше­нии заявителя было принято решение об административном выселении, на том основании, что, по мнению органов испол­нительной власти, им была незаконно занята публичная соб­ственность. Указанное решение было отменено судом в 1989 году, однако органы исполнительной власти отказались воз­вращать имущество.

В рассмотрении вопроса о нарушении прав, гарантиро­ванных ст. 1 Протокола № 1, ЕСПЧ ограничил себя, приняв во внимание лишь те факты, что заявитель в течение длительного времени (одиннадцати лет) управлял кинотеатром на основа­нии договора аренды, в результате чего им была сформирова­на клиентура, что во многих отношениях носит характер прав частных лиц и составляет актив - а, следовательно, и имуще­ство по определению предложения первого ст.1 Протокола № Концепция собственности - или «имущества» - интер­претируется ЕСПЧ крайне широко, на что неоднократно ука­зывалось в том числе в российской доктрине. Представляется неточной интерпретация термина «имущество» как примени­мого только к имуществу, находящемуся у лица в собственно­сти. В деле Gasus Dosier-und Fordertechnik GMBH v. the Netherlands ЕСПЧ указал, что концепция имущества имеет автономное значение, которое не ограничивается собственностью в от­ношении физических объектов и не зависит от формальных классификаций, содержащихся в национальном праве.

Объектом защиты в соответствии со ст.1 Протокола № 1 в практике ЕСПЧ признавалось движимое и недвижимое имущество, акции, патенты, арбитражные решения, права на получение пенсии, арендной платы, экономические интересы, связанные с ведением бизнеса, право заниматься профессио­нальной деятельностью, правомерные ожидания в отношении определённого положения вещей, права требования, а также клиентела кинотеатра. При этом ст.1 Протокола № 1 не при­меняется, если субъект только предполагает получение иму­щества (в любой из указанных форм) в будущем. В решении по делу Van Marle and others v. The Netherlands указано, что право на занятие профессиональной бухгалтерской деятельностью может быть уподоблено правам, гарантированным ст. 1 Прото­кола № 1, поскольку, осуществляя такую деятельность, заяви­тели формировали клиентуру. В позиции по делу Chassagnou and Others v. France в качестве имущества признавалось право заявителя-собственника земли разрешать или ограничивать ведение третьими лицами охотничьей деятельности на нахо­дящейся в частной собственности территории.

В отношении предприятий как комплексов прав, закон­ных интересов и правоотношений, возникающих в рамках предпринимательской деятельности, также действуют поло­жения ст.1 Протокола № 1. Вместе с тем, в отношении практик ведения предпринимательской деятельности (business practices) указанные положения распространяются только на формиро­вание клиентуры и на репутацию, составляющие имущество по определению предложения первого ст.1 Протокола № 1.

Обратим внимание на применение ЕСПЧ термина «акти­вы» (assets). Точного определения данного термина в практи­ке Суда не приводится; в указанном выше решении по делу Gasus Dosier- und Fordertechnik GMBH v. the Netherlands приведена позиция, согласно которой в качестве имущества наряду с ве­щами (physical goods) могут также рассматриваться определён­ные права и выгоды (interests), образующие активы. Как было указано выше, в качестве активов ЕСПЧ рассматриваются так­же клиентура и деловая репутация. В особом мнении судьи сэра Джеральда Фицмориса по делу Marckx v. Belgium указы­вает, что лучшим переводом термина «assets» на французский язык является слово «avoirs» (средства, активы), в то время как французское слово «biens» (имущество, вещи, товары) лучше всего перевести на английский как «assets».

Исходя из изложенного, сделаем вывод о соотношении права беспрепятственно пользоваться имуществом, гаранти­рованного ст.1 Протокола №1 к Европейской конвенции о за­щите прав человека и основных свобод в практике Европейско­го Суда по правам человека с таким обязательным критерием экономической деятельности, как использование ресурсов. Анализ решений ЕСПЧ показывает, что право пользования имуществом, в том числе в случаях, когда такое пользование является частью экономической деятельности заявителя, при­знаётся и защищается Судом.

Вместе с тем, из приведённых правовых позиций не сле­дует, что свобода экономической деятельности как системы действий, направленных на производство экономических благ с целью удовлетворения потребностей человека, харак­теризующейся постоянством, длительностью осуществления и использованием ресурсов, сама по себе являлась объектом защиты в Европейском Суде по правам человека. Однако, учи­тывая содержание понятия «имущество» в правотолкователь­ной деятельности ЕСПЧ, представляется, что беспрепятствен­ное пользование объектами, входящими в данное понятие - такими, как экономические интересы, связанные с ведением бизнеса, право заниматься профессиональной деятельностью, правомерные ожидания и т.п. - было бы невозможно без фун­даментальной идеи, правового принципа свободы экономи­ческой деятельности. Иное означало бы ограничение права, гарантированного ст.1 Протокола №1 к Европейской Конвен­ции, что противоречит приведённым в настоящей статье пра­вовым позициям ЕСПЧ.

Таким образом, представляется теоретически верным утверждение о том, что принцип свободы экономической деятельности входит в систему ценностей, гарантированных Европейской конвенцией о защите прав человека и основных свобод в той мере, в какой данный принцип подразумевает право каждого беспрепятственно пользоваться имуществом в смысле, придаваемом данному термину практикой ЕСПЧ.

Our Partners

Our projects

SCIENTIFIC ARTICLES

Juornals

Information for authors