Пограничный спор Буркина-Фасо против Мали и его значение в определении и утверждении роли принципа uti possidetis

Written by Super User
Category: EURASIAN INTEGRATION Created: Wednesday, 16 August 2017 11:51

Однако указанный принцип нашел широкое применение и на других континентах, включая Африку.

MIRZAYEV Farhad Sabiroglu
Ph.D. in Law (Azerbaijan), Ph.D. in Law (University of Leicester, United Kingdom); LL.M in International Law (University of Nottingham, United Kingdom), Senior Partner of BM Morrison Partners international law firm (London, UK)

BURKINA FASO VS. MALI BOUNDARY DISPUTE AND ITS IMPORTANCE IN DETERMINING AND AFFIRMING UTI POSSIDETIS PRINCIPLE'S ROLE

Uti possidetis originating from Roman jus civile was transformed into a principle of interstate relations dealing with a transformation of former administrative borders into international boundaries of the newly independent states in Latin America in XX century. However, the principle was also effectively applied in other continents including Africa. Burkina Faso vs. Mali territorial dispute considered by the UN International Court of Justice became a landmark case for determining and affirming uti possidetis’ role as one of the principles of International Law. This paper analyses the Burkina Faso vs. Mali case and the ICJ’s position on uti possidetis principle.

Keywords: uti possidetis, principles of international law, boundary and territorial disputes and conflicts, territorial integrity, the Burkina Faso v. Mali case, UN’s International Court of Justice.

Заимствованная латиноамериканскими государствами в 19 веке римская гражданско-правовая доктрина uti possidetis, которая претерпела изменение вследствие своеобразного толкования, была впервые применена в качестве междуна­родно-правового принципа на данном континенте. Данный принцип подразумевал трансформацию внутренних адми­нистративных границ в международные границы новообразо­ванных независимых государств после обретения ими незави­симости вследствие деколонизации.

Большинство авторов согласны с тем, что как принцип международного права uti possidetis берет свое начало на ла­тиноамериканском континенте. В латиноамериканском контексте, принцип uti possidetis обозначал трансформацию административных границ бывших испанских колоний в государственные границы новообразованных независимых го­сударств этого континента. Необходимо согласиться с А. Н. Вылегжаниным, что разграничение территорий новообразо­ванных государств является весьма сложным и болезненным процессом. В данном контексте uti possidetis послужил эффек­тивным инструментом для предотвращения конфликтов, свя­занных с государственными границами государств-правопреемников Испанской колониальной империи.

Действительно в некоторых случаях отрицание наличия сложившихся исторических границ и соответствующих ко­лониальных соглашений о делимитации, которые служили основанием для применения принципа uti possidetis, приво­дили к кровавым конфликтам. Ю. М. Колосов справедливо утверждал, что нельзя отрицать юридический характер при­надлежности государственной территории, так как это может означать отрицание самого права обладания территорией и обоснование принадлежности территории фактическим за­хватом, что запрещено международным правом. Он также отмечал, что сама односторонняя отмена соглашений о границах противоправна по своей сути. И. Лукашук так же отме­чал, что любые действия, направленные против целостности государств должны ограничиваться.

Можно согласится с некоторыми ученными, которые ут­верждают, что принцип uti possidetis был принят в междуна­родном праве в целях защиты территориальной целостности конституционно определенных территориальных единиц - частей бывшего государства, которые осуществили свое право на внешнее самоопределение10. Иными словами, этот прин­цип был применен в качестве юридического инструмента не только для делимитации границ новых территориальных еди­ниц, обладающих всеми атрибутами государственности, но и для формирования международной правосубъектности таких новообразованных государств.

Основная роль этого принципа заключается в том, что он определяет государственные границы новообразованных неза­висимых государств на основании бывших административных границ, которые они унаследовали от своей метрополии. Та­ким образом, принцип uti possidetis относится к процессу соз­дания новых независимых государств, то есть является одним из элементов образования государственности.

Позже, в 20 веке принцип uti possidetis стал предметом межгосударственных отношений в Африке. Вопрос фор­мирования африканских границ новых независимых пост­колониальных государств являлся одним из самых сложных вопросов в жизни данного континента. С. Чайм справедливо заметил, что шрамы колониального прошлого повлияли на процесс определения границы в Африке. Если в Латинской Америке наблюдалось господство преимущественно одной колониальной державы, контролирующей большую часть территории континента, то в Африке многочисленные евро­пейские государства поделили территорию материка между собой в основном по географическому признаку, и колониаль­ные державы в определенной степени не учитывали тут этни­ческие и экономические факторы.

Несмотря на то, что между новообразованными африкан­скими государствами существовали определенные противо­речия относительно вопросов делимитации, большинство из них все-таки поддержали идею сохранения существующих границ, осознавая и подтверждая, что кардинальные измене­ния в методах и подходах разграничения границ может пред­ставлять потенциальную угрозу для мира и безопасности в Африке16. Иными словами, принцип uti possidetis подтвердил территориальную целостность «некоторых колониальных территорий» в Африке в целях предотвращения нарушения целостности государственных границ новообразованных неза­висимых африканских государств со стороны определенных сепаратистских образований.

Именно в случае с Африкой Международный суд ООН в деле о пограничном споре между Буркина-Фасо и Мали дал юридическую оценку ключевого предназначения uti possidetis в определении не только африканских границ, но в целом само­го принципа в целом и его роли. В деле Буркина-Фасо против Мали было Международным судом было подчеркнуто, что «принцип uti possidetis как бы замораживает право владения территорией, то есть «останавливает часы», но не позволяет вернуться назад».

Сам пограничный спор между Буркина-Фасо и Мали воз­ник сразу после обретения ими независимости. После продол­жительных переговоров в 1983 году согласно особому соглаше­нию (special agreement) Верхняя Вольта (Буркина-Фасо) и Мали обратились в Международный суд ООН для разрешения су­ществующего между ними пограничного спора и вынесения по нему соответствующего судебного решения. Специальное соглашение определило спорную территорию как полосу земли, содержащую временный водоток, имеющий важное значение для сельского хозяйства и выпаса в регионе Дори вокруг реки Бели. Стороны обратились в Международной суд ООН для определения государственной принадлежности указанного спорного сегмента границы между Мали и Бурки­на-Фасо, оба из которых были частью французской Западной Африки до обретения независимости. Деколонизация дан­ного региона привела к претензиям с обеих сторон в момент, когда оба государства обрели независимость в 1960 году. Сто­роны обосновывали свои требования договорными нормами, а так же принципом эффективного контроля (effective control). Международный суд отклонил требования относительно суве­ренитета и осуществления эффективного административного контроля как несущественные. Вместо этого было уделено особое внимание делимитации границ между некогда бывши­ми административными единицами по французскому коло­ниальному праву.

Международный суд определил, что принцип унасле­дованного колониального эффективного контроля не может служить обоснованием существующего права владения опре­деленной территорией, если только он сам по своей сущности может быть противопоставлен самому праву владения. Ины­ми словами, Международный суд аргументировал это тем, что нельзя определить границы между двумя государствами лишь на основании доктрины эффективного контроля. Впо­следствии Суд установил границы Буркина-Фасо в пределах, в которых эта административная единица существовала с 1932 года, поскольку эти пределы границ были установлены исхо­дя из существующих доказательств - соответствующих юри­дических документов. По мнению Суда эти границы должны быть определены на основе принципа uti possidetis, так как сама метрополия - Франция четко установила границы своих африканских владений в 1947 году в пределах внутренних ад­министративных границ 1932 года, куда входила и ее бывшая колония - Верхняя Вольта.

Однако согласно заключению Международного суда в пограничном споре между Буркина-Фасо и Мали принцип uti possidetis на данный момент «является нормой обычного международного права», применимого к любому случаю де- колонизации. Некоторые эксперты прокомментировали подобную позицию Международного Суда ООН как обстоя­тельство, повлиявшее на консенсуальную природу принципа uti possidetis. То есть если до этого принцип uti possidetis мог быть применен лишь на основании взаимного согласия сторон спора, то отныне после сложившейся широкой практики по применению uti possidetis он приобрел значение принципа международного права.

Так Международный суд ООН заявил:

«The fact that the new African States have respected the territorial status quo which existed when they obtained independence must therefore be seen not as a mere practice but as the application in Africa of a rule of general scope which is firmly established in matters of decolonization

Таким образом, в вышеприведенном заявлении Суд под­черкнул, что стремление сохранить и уважать бывшие коло­ниальные административные границы и трансформировать их в международные границы новообразованных независимых государств Африки было свободным волеизъявлением афри­канских государств.

Международный суд далее так же отметил, следующее:

«This principle of utipossidet is appears to conflict out right with the right of people stoself-determination. In fact, however, the maintenance of the territorial status quo in Africais often seen as thew is est course. The essential requirement of stability in order to survive, to develop and gradually to consolidate their independence in all fields has induced African States to consent to the maintenance of colonial boundaries or frontiers, and to take account of this when interpreting the principle of self-determination of peoples. If the principle of uti possidetis has kept its place among the most important legal principles, this is by a deliberate choice on the part of African States».

В своем данном заявлении Международный Суд заявил, что данный принцип стал общей концепцией международ­ного обычного права и не был негативно затронут правом народов на самоопределение; данный принцип является док­триной, которая заключается в фундаментальном праве - на сохранение неприкосновенности территориальных границ при обретении независимости бывшими африканскими коло­ниями. Несмотря на то, что на первый взгляд существует не­совместимость между этими двумя концепциями, определил, что принцип uti possidetis не умаляет значения права народов на самоопределение32. В мотивировочной части Решения по данному спору судья adhoc Аби Сааб объяснил, что без ста­бильности границ осуществление самоопределения является на самом деле «миражом» и беспорядок в данном вопросе не­благоприятен для прав человек.

Далее, Международный суд четко обозначил следующее:

«The principle of unpossidetis juris accords pre-eminence to legaltide over effective possession as a basis of sovereignty. Its primary aim is to secure respect for the territorial boundaries which existed at the time when independence was achieved.. .».

Согласно вышеуказанному заявлению, Суд обозначил свою позицию и подтвердил, что в случае делимитации гра­ниц между государствами - бывшими субъектами одной и той же метрополии, бывшие административные границы между этими субъектами должны быть преобразованы в межгосу­дарственные границы теперь уже между независимыми госу­дарствами.

В данном деле Международный суд отметил, что впервые этот принцип был применен в Латинской Америке, а далее он заявил следующее: «Несмотря на то, что принцип не является специальным правилом, которое полностью принадлежит какой- либо одной определенной системе права, это принцип, который логически связан с феноменом обретения независимости, где бы это ни имело место. Применение принципа uti possidetis является оче­видной причиной препятствования таким угрозам независимости и стабильности новых государств, как братоубийственные войны, вызванные проблемой определения границ, возникающей вслед за сменой административных властей».

Однако не все соглашаются с позицией Международно­го суда относительно роли принципа uti possidetis. Так напри­мер, Ф. Валлат в своей работе критикует эффективность прин­ципа uti possidetis для разрешения территориальных споров на примере различного толкования и подхода к принципу в территориальных разногласиях между Сомали и Эфиопией, а так же между Сомали и Кенией. Известный африканский международник Одентун критикует доминирование прин­ципа в разрешении большинства территориальных споров и конфликтов на африканском континенте и осуждает позицию Международного суда по вопросам применения uti possidetis, как игнорирующую национальные интересы африканских государств. Однако сторонники этого подхода не в состоя­нии привести контраргумент относительно того, что в деле Буркина-Фасо против Мали Международный суд намеренно подчеркнул особую роль принципа и его важность для афри­канского континента и урегулирования территориальных и пограничных споров и предотвращения кровопролитных кон­фликтов. В действительности Международный суд особо под­черкнул, что uti possidetis - это не специальное правило, кото­рое применимо к конкретной системе международного права или на каких-то континентах, таких как Латинская Америка, где принцип берет свое начало или пост-колониальной Аф­рике, а, скорее, принцип, применяемый ко всем ситуациям, связанным с обретением независимости.

Л. Блюмфельд утверждал, что международное сообще­ство не признает uti possidetis как принцип международного права и в связи с его противоречивой природой он противоре­чит международному праву. В пограничном споре Буркина- Фасо против Мали судья Аби-Сааб в своем отдельном мнении выразил сомнение относительно статуса принципа и заявил, что принцип не имеет обязательную силу, и он должен тол­коваться лишь в рамках его значения определенного между­народным правом. Он так же утверждал, что принцип uti possidetis может толковаться лишь в свете его взаимодействия с международным правопорядком.

Подобные сомнения относительно неправильности толкования Международным судом принципа uti possidetis в пограничном споре Буркина-Фасо против Мали в основ­ном опираются на высказанное Судом мнение о сомнитель­ном obiterdicta. Бесспорно, что в данном деле Суд обсуждал принцип uti possidetis в контексте компромисса, который непосредственно относится к принципу нерушимости коло­ниальных границ. Однако сторонниками данного подхода упускается тот факт, что Суд посчитал важным обращение к uti possidetis и особо подчеркнул, что несмотря ни на что, он желает сослаться на общие положения этого принципа в свете его исключительного значения для африканского континента, а также для обеих сторон конфликта. Суд счел необходимым подчеркнуть, что происхождение принципа uti possidetis вос­ходит к латиноамериканскому континенту, а также обратил внимание, что принцип не является «специальным правилом, полностью применимым лишь к отдельной специфичной си­стеме международного права». Наоборот, было подчеркну­то, что это принцип, который логически связан с феноменом обретения независимости, где бы этот процесс ни имел место. Очевидно, что единственной целью в подобной позиции Международного Суда ООН является защита независимости и стабильности новых государств, которым угрожают крово­пролитные войны, провоцируемые территориальными изме­нениями, вследствие ликвидации старых административных границ.

В последующих своих судебных делах, Международный суд ООН определил, что uti possidetis был ретроспективным принципом, который способствовал и непосредственно слу­жил процессу трансформации бывших административных границ в государственные границы суверенных государств. Данная позиция Суда была впоследствии подтверждена им и в деле о территориальном споре между Сальвадором и Гонду­расом. Такая позиция Суда снискала авторитет в теории и в практике международного права.

Арбитражная Комиссия по Югославии (Комиссия Бадин- тера) выстроила свою позицию, исходя из судебного разбира­тельства по делу Буркина-Фасо против Мали, с целью придать ясный характер тому, что она понимает под формулировкой «бывшие границы становятся международно-признанными и охраняемыми международным правом государственными границами». Комиссия Бадинтера, отвечая на вопрос о том, могут ли внутренние границы между Хорватией и Сербией, а также между Боснией и Герцеговиной и Сербией рассма­триваться в качестве границ с точки зрения международного публичного права, сослалась именно на судебное дело между Буркина-Фасо и Мали. Подобно Международному суду в деле о пограничном споре между Буркина-Фасо и Мали, в сво­ем Заключении № 3 Комиссия аргументировала, что принцип является общим принципом международного права и не мо­жет быть ограничен лишь процессами деколонизации.

Таким образом, можно сделать вывод, что хотя в погра­ничном споре Буркина-Фасо против Мали Международный суд рассматривал принцип uti possidetis в контексте процесса деколонизации, но то, каким образом Суд сформулировал свою позицию, дает нечто большее, чем простое заявление о том, что принцип uti possidetis применяется ко всем ситуаци­ям, связанным с обретением независимости. Представляется, что Международный суд стремился сделать общее заявле­ние, касающееся всех случаев "обретения независимости без­относительно того, где оно имеет место". Фактически Судом была сделана попытка подтвердить применение принципа, который действительно является препятствующей силой кро­вопролитной войне, провоцируемой изменением границ, и который применим также вне рамок процесса деколониза­ции. Суд сделал заявление о том, что uti possidetis применим к сторонам как результат согласия между сторонами и включил этот принцип в число инструментов, необходимых для разре­шения конфликта. Такое заявление Суда является ratiodecidendi, когда подобное мнение в международном праве может представ­лять собой авторитетное заявление. Подобные заявления могут отражать существующее международное обычное право или мо­гут составлять часть процесса, ведущего к созданию новых норм обычного права. Из вышерассмотренного судебного дела стано­вится очевидным, что именно оно стало основополагающим в определении и утверждении роли uti possidetis в качестве обще­го принципа международного права со стороны столь автори­тетного органа, как Международный суд ООН.

Our Partners

Our projects

SCIENTIFIC ARTICLES

Juornals

Information for authors